Мой вклад, перепост: Помогите Саше и Паше, детям-сиротам, оказаться дома! (текст, фото)



Помогите Саше и Паше, детям-сиротам, оказаться дома!

Друзья, у нас случилась беда. Двое детей-сирот, Саша и Паша, не окажутся в семье, как мы все мечтали. Вместо этого Саша отправится из дома ребенка Новгородской области в детский дом, а Паша — в психоневрологический интернат. Саша и Паша — близнецы, от которых мать отказалась после их рождения. Саша — здоровый и умный мальчик, а Паша получил родовую травму и стал «особым» ребенком. Он не ходит, сильно отстает в развитии. Конечно, в любящей, заботливой семье он мог бы хорошо реабилитироваться и даже ходить, но о семье Паша даже и мечтать не мог... где найти такую героическую семью...



Когда в рамках нашего совместного с Комитетом образования, науки и молодежной политики Новгородской области проекта «Дети ждут» мы сделали страницу Саши на сайте www.sirota-no.ru, мы надеялись, что семья найдется хотя бы для него, потому что он умный, красивый и очень ранимый, нежный мальчик. Но потенциальные приемные родители отказывались от знакомства с Сашей, узнав, что у него есть брат-инвалид. И сколько мы ни размещали информацию на усыновительских форумах, родителей не было. И вдруг случилось чудо! Настоящее чудо, от которого хочется плакать от счастья. Нашлась семья, которая захотела взять Сашу. А узнав о том, что есть Паша, сказала, что возьмет и его. И знаете, что это оказалась за семья? Это семья Натальи и Александра Клименко, удивительных, выдающихся людей, существование которых примиряет с тяготами жизни и дает надежду. Клименко берут в семью тяжелых детей-сирот, тех, у кого нет шанса найти родителей, и выхаживают их. У Клименко 11 детей, старшие, двое сыновей выросли, и супруги решили взять приемного ребенка. И взяли двух девочек-близнецов, одна из которых была, как считала опека, «бесперспективным, не подлежащим семейному устройству» инвалидом. Сейчас девочкам по 18 лет, они окончили обычную школу, умницы, красавицы и помощницы. А еще у Клименко четверо приемных детей с синдромом Дауна... они широко известны в кругах родителей детей-даунят своими успехами в реабилитацией детей. И еще — брат и сестра с умственной отсталостью. Семья живет в огромном доме на Кубани, куда они приехали из Приморья, чтобы дети жили в хорошем климате. У них огромный участок с садом и цветами, две игровых, спортзал. Читая статьи об этих людях, я испытывала гордость за наш народ, ведь они — наши соотечественники. И радость, что они станут родителями Саше и Паше, обогреют их, дадут им счастливую жизнь в цветущем краю...

Наталья написала мне, что их старшие дочки достигли 18-летия, и они, поговорив на семейном совете, решили, что могут взять еще одного ребенка. И даже двух. Что они все взвесили, и решили, что справятся, а дети их поддержали.

Клименко собрали и подали документы в опеку по месту жительства, и все мы стали ждать заключения от опеки и их скорого приезда за детьми. И вдруг все рухнуло. Потому что опекунский совет Красноармейского МО Краснодарского края, заслушав выступление главы опеки отказал Клименко в праве принять ребенка в семью. Даже одного. Мотив: «нецелесообразно». «Это ущемит интересы имеющихся детей». Сказать, что это был шок — это ничего не сказать. Мать-героиня, награжденная орденом «За заслуги перед Отечеством», медалью от Патриарха «Золотое сердце», известная на всю страну, обращается с желанием спасти еще одного ребенка, и получает отказ от служб, которые должны сделать все, чтобы поддержать труд этой семьи! Это не укладывается в голове!

Я позвонила в опеку, и имела разговор с ее главой и противницей размещения детей в семье Клименко Бонадысенко С.В. Вот выдержки из этого разговора:
Б: Я была в этой семье полдня, когда приезжало телевидение, и видела, что маме тяжело!
Я: Вы хотите сказать, что она не справляется?
Б: Нет, я этого не говорила! Она справляется. Но ей же тяжело!
Я:А Вы не находите, что это ее выбор?
Б: ...и еще я не считаю, что старшие дети должны быть в няньках при младших!
Я: Вы хотите сказать, что старшие дети много помогают с младшими?
Б: Да, и не то что просто помогают, они прямо и памперсы у них меняют, и все-все делают!
Я: То есть Вы хотите сказать, что то, что старшие дети в многодетной семье много заботятся о младших ущемляет их права?
Б: Нет, я этого не говорила! А вот Вы знаете, что у них в доме восемь комнат и остались только проходные? Вы хотите, чтобы этот ребенок жил В ПРОХОДНОЙ КОМНАТЕ?
Я: Несомненно, проходная комната у Клименко (к слову, это зала в 26 кв.м) — это просто предел мечтаний для ребенка, которому светит только железная кровать в психоневрологическом интернате...
Б: И Наталья должна еще детей от памперсов отучать! Им уже пять, а они в памперсах!
Я: А Вы знаете, что у даунят недержание — обычная проблема? И как от него отучать?

Вот такой был разговор, который, к сожалению, ни к чему не привел. Потом я звонила уполномоченному по правам ребенка Краснодарского края, которая сказала, что это не в ее компетенции. Потом Наталья разослала жалобы главе муниципалитета, в прокуратуру, в Департамент образования, снова уполномоченному по правам ребенка, уполномоченному по правам ребенка РФ, Президенту РФ. И к ним пошли внеплановые проверки. Снова из опеки, из поликлиники, муниципалы... все признают, что да, хорошо у них детям, прекрасная семья! Но им же тяжело! И Клименко стала получать отказы, которые все как будто списаны с заключения опеки. Только президент и уполномоченный по правам ребенка РФ не написали. Наверное, заняты важными делами. Зато пришла «Единая Россия», которая сказала, что Клименко — большие молодцы, все в восторге, но что ЕдРо может сделать? Ничего сделать не может, может в центр сообщить, какие Вы молодцы, и как-нибудь Вас отметить. После выборов. Вы, главное, не пишите в СМИ, не злите чиновников до выборов...

Но мы решили писать. Мы не хотим никого злить, честно говоря. Мы известны своей неконфликтной позицией. Мы работаем, помогая детям, а не ссоримся. Мы проводим акции по сбору помощи детям и не проводим акций протеста. Наши художники расписывают стены больниц, а не агитационные плакаты. Но теперь нас, таких многотерпеливых, вынудили на протест. И нам нельзя промолчать и нечем утешится, потому что маленький больной мальчик обрекается на жизнь, которую сложно назвать жизнью, уж я-то знаю, что происходит с неходячим ребенком от жизни в кровати, которой его обеспечивает государство после перевода в ПНИ. Он сидит и бьется лбом об прутья, сначала воет, а потом глаза его пустеют... он качается, качается, грызет матрас... становится лежачим и умирает от одиночества и тоски.

Наша организация — это граждане РФ, которые объединились, чтобы помочь детям. Это главное. А настоящий шанс ребенку дает только семья. И мы не можем спокойно жить, зная, что ребенок, которого ждет любящая семья, мучается и угасает.
Теперь я, занятый человек, мама большой шумной семьи, не могу спокойно спать, потому что я просыпаюсь ночью и думаю, как спасти этих детей, что еще сделать? И нет мне покоя. А теперь об этих детях знаете и вы. И, если вы разделяете мою боль, пожалуйста, подпишите наше открытое письмо, под которым мы начинаем срочный, масштабный сбор подписей. Как написано сейчас везде, нам нужны ваши голоса. Много голосов.

Чтобы те, кто могут решить эту ситуацию, захотели, наконец, это сделать. Чтобы у них не было возможности не вмешаться.
Дорогие мои соотечественники, россияне, помоги спасти детей! Пожалуйста, помогите!
Уварова Лада
Председатель совета движения «Петербургские родители»
Президент СЗ БФ «Дети ждут»

Вы можете помочь:
своим участием в сборе подписей в пользу семьи Клименко
подав личные обращения, написанные своими словами, в инстанции указанные здесь
участвуя в обсуждении этой проблемы в СМИ
разместив нашу информацию в своих блогах

Другие фото по теме:

Сбор подписей волонтеров в поддержку семьи Клименко:


Семейные фото семьи Клименко:















Документы из опеки - переписка:












Комментариев нет:

Отправить комментарий

Можно оставить комментарии здесь - можно написать свое имя в меню "Имя", а можно оставить анонимно... :)

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...